Главная  Контакты  
Table of contents
Оглавление
Предисловие
Глава I. Общий очерк воззрений на человеческую природу
Глава II. Гармонии и дисгармонии низших существ
Глава III. Гипотеза о происхождении человека от обезьяны
Глава IV. Дисгармонии в устройстве пищеварительных органов человека
Глава V. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава V.2. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава VI. Дисгармонии в инстинкте самосохранения
Глава VII. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VII.2. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII.2. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава IX. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава IX.2. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава X. Введение в научное изучение старости
Глава X.2. Введение в научное изучение старости
Глава XI. Введение в научное изучение смерти
Глава XII. Общий обзор и выводы
Творческий путь
Творческий путь, 2
Творческий путь, 3
Творческий путь, 4
Творческий путь, 5

Не зная, как выйти из этого противоречия в жизни, Толстой остановился на любви своей к семье. "Семья, - говорил я себе; но семья - жена, дети; они тоже люди. Они находятся в тех же самых условиях, как и я: они или должны жить во лжи или видеть ужасную истину. Зачем же жить? К чему мне любить их, беречь, растить и блюсти их? Для того же отчаяния, которое во мне, или для тупоумия? Любя их, я не могу скрывать от них истины, - всякий шаг в познании ведет их к этой истине. А истина - смерть" (стр. 24). 

В заключение этого ряда рассказов, которые должны дать читателю достаточное представление о любви к жизни и о страхе смерти, мне остается еще прибавить пример, почерпнутый уже не из литературы, а из повседневной действительности1. Дело идет о смерти "священнослужителя в одной из христианских общин. Он был верующим, как Франциск Ассизский, невинным, как девственница, строгим аскетом; милосердие освещало всю его жизнь". "Логическая необходимость требовала, чтобы смерть его была спокойной. Если бы он был героем 

1 Union pour l'action morale, 15 janvier 1902, N 6, p. 258. 113 

романа, автор не мог бы придумать ему другой смерти". Вот как дело произошло в действительности, судя по письмам близкого друга умирающего, из которых мы почерпаем следующие места. "Наш бедный друг трагически борется грудь о грудь со смертью. Смиренный, спокойный, уравновешенный, он в ужасе от приближения смерти. Это раздирающее зрелище вызывает слезы. И мы бессильны не только облегчить его физически, но и не в состоянии успокоить ужасающее нравственное страдание этого самообладающего ума, жаждущего жизни и живым входящего в смерть". "Я бы мог еще, - вскрикивал он, - прочесть курс теологии или политической экономии, а между тем надо умирать... Ужасно быть при полном сознании... Лучше было бы потерять способность мыслить... И чего просили мы у бога? Вечного блаженства! Это все равно, как если кто-нибудь из ваших работников просил бы у вас тысячу франков за рабочий день! Вы бы ответили ему: "Что за шутки! Мой друг, вы безумны!" Тяжело умирать! Признаюсь вам, друг мой, что в таком состоянии переделываешь свою религию и видоизменяешь свою философию. Благость бога не то, что мы себе представляем. Над нами висит тайна... Неужели смерть есть источник ужаса для тех, кто во всю свою жизнь творил одно добро?" 


Страница 7 из 13:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   Вперед