Главная  Контакты  
Table of contents
Оглавление
Предисловие
Глава I. Общий очерк воззрений на человеческую природу
Глава II. Гармонии и дисгармонии низших существ
Глава III. Гипотеза о происхождении человека от обезьяны
Глава IV. Дисгармонии в устройстве пищеварительных органов человека
Глава V. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава V.2. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава VI. Дисгармонии в инстинкте самосохранения
Глава VII. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VII.2. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII.2. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава IX. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава IX.2. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава X. Введение в научное изучение старости
Глава X.2. Введение в научное изучение старости
Глава XI. Введение в научное изучение смерти
Глава XII. Общий обзор и выводы
Творческий путь
Творческий путь, 2
Творческий путь, 3
Творческий путь, 4
Творческий путь, 5

1 "The Lancet", 18 January 1902. 

63 

Мы уже указывали на то, что зародыши человека и обезьяны гораздо более сходны между собой, чем их взрослые формы. Точно так же обезьяна и человек более близки между собой в детском возрасте, чем в зрелом. Сильное развитие черепа сравнительно с лицом характерно как для молодых обезьян, так и для человека в обоих возрастах. У человекообразных обезьян челюсти продолжают сильно развиваться, в то время как у человека в этом отношении происходит некоторая остановка развития. Столь незначительные волосяные покровы человека представляют такую же остановку развития. 

Обыкновенно они остаются не вполне развитыми в течение всей жизни. Особенно на спинной поверхности человека замечается отсутствие или слабое развитие волос. Из того, что у обезьяны спинная поверхность, наоборот, гораздо сильнее покрыта шерстью, чем брюшная, хотели вывести, что между человеком и обезьяной существует основноеразличие. Но эмбриология дает нам возможность выяснить это кажущееся противоречие. У зародыша гориллы, изученного Деникером, спина была почти совершенно голая. "У зародыша были настоящие волосы только на голове, на лбу, вокруг губ и половых органов, не считая ресниц и бровей. Остальное тело было голое или покрыто маленькими волосками, не длиннее одного миллиметра" (Деникер, там же, стр. 17). Кожа живота, голая вокруг пупка, на остальной поверхности была покрыта маленькими волосками, но более развитыми, чем на спине. Обилие волос на этой части тела у обезьян, следовательно, является более поздним приобретением в зародышевой жизни. 

В отношении распределения волос человек еще более походит на обезьяний зародыш, чем на взрослую обезьяну. Факт этот не только не колеблет теории родства между человеком и человекообразными обезьянами, но, наоборот, дает нам драгоценное указание относительно происхождения человека. Из суммы всех известных данных мы имеем право вывести, что человек представляет остановку развития человекообразной обезьяны более ранней эпохи. Он является чем-то вроде обезьяньего "урода", не с эстетической, а с чисто зоологической точки зрения. Человек может быть рассматриваем как необыкновенное дитя человекообразных обезьян, - дитя, родившееся с гораздо более развитым мозгом и умом, чем у его родителей. Гипотеза эта вполне вяжется со всеми известными нам фактами. 

Приходится допустить, что некоторые виды организмов не подчиняются медленному развитию, а появляются внезапно и что в этом случае природа делает значительный скачок. Уже Дарвин предвидел эту возможность, но она была обнаружена 

64 

впервые замечательными исследованиями ботаника Гуго де Фриза1. 

Последний в течение 15 лет разводил американскую онагру (Oenotera lamarckiana). Он заметил внезапное появление на ней цветов, значительно отличающихся от родоначальных. Они представляли такие резкие отличия, что их можно было распределить в несколько различных видов. В течение первых лет де Фриз получил три вида (Oenotera lata, Oen. nanella и иногда Oen. scintilans); но изменяемость становилась все большей и большей, так что в конце концов он определил 12 новых видов. Они размножались семенами и передавали свои специфические признаки потомству. Таким образом де Фризу удалось присутствовать при внезапном появлении новых видов. 


Страница 9 из 11:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   Вперед