Главная  Контакты  
Table of contents
Оглавление
Предисловие
Глава I. Общий очерк воззрений на человеческую природу
Глава II. Гармонии и дисгармонии низших существ
Глава III. Гипотеза о происхождении человека от обезьяны
Глава IV. Дисгармонии в устройстве пищеварительных органов человека
Глава V. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава V.2. Дисгармонии в устройстве и в отправлениях органов воспроизведения
Глава VI. Дисгармонии в инстинкте самосохранения
Глава VII. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VII.2. Попытки религии в борьбе с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава VIII.2. Попытки философских систем бороться с дисгармониями человеческой природы
Глава IX. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава IX.2. Чего может достигнуть наука в борьбе с болезнями
Глава X. Введение в научное изучение старости
Глава X.2. Введение в научное изучение старости
Глава XI. Введение в научное изучение смерти
Глава XII. Общий обзор и выводы
Творческий путь
Творческий путь, 2
Творческий путь, 3
Творческий путь, 4
Творческий путь, 5

1 Le Temple enseveli, 1902. 

2См. Штейнер. Welt und Lebensanschauungen im XIX Jahrhundert S. 170-173. 3 Paradoxes psychologiques. Paris, 1900, p. 71. 

159 

оптимизм" (стр. 89). "Ни одно животное не ощущает мировой скорби, и предок наш - современник пещерного медведя, конечно, не был удручен мыслью о предназначении человечества" (стр. 90). 

В этих соображениях не принято во внимание то, что пессимизм вовсе не должен одинаково ощущаться и оцениваться всеми живыми существами. Птицы и другие жизнерадостные, т.е. оптимистические, животные не имеют никакого представления о неизбежной смерти. Наши пещерные предки также не подозревали ее. Если даже огромное большинство современного человечества оптимистично, то это, быть может, зависит от того, что оно погружено в одну из трех стадий иллюзий, о которых говорит Гартманн. Только иногда, когда развитие достигает высшей своей ступени, человек, убедившись в суетности всех своих надежд, приходит к пессимистическому мировоззрению. 

Макс Нордау не хочет быть принятым за ученика мудрого Панглосса, утверждавшего, что мир наш - лучший из миров. Однако его доводы указывают на чрезмерный оптимизм. Он думает, что страдание необходимо для поддержания существования. "Без страдания, - говорит он, - жизнь наша едва ли могла продлиться более мгновения, потому что мы неумели бы отличить вредных влияний и остерегаться их" (стр. 92). Нечувствительность к боли - такой дурной признак, что больные испытывают большую радость, когда вновь начинают чувствовать уколы иглы. 

Это верно, тем не менее, болевая функция, конечно, дурно организовала у животных и у человека. Часто незначительные причины и ничтожные болезни, как, например, некоторые невралгии, вызывают нестерпимую боль. Такое физиологическое явление, как роды, большею частью сопровождается в высшей степени сильными болями, совершенно бесполезными в смысле "показателей опасности". 

С другой стороны, иные в высшей степени серьезные болезни, как рак и воспаление почек, в продолжение долгого времени развиваются, не вызывая ни малейшего ощущения боли. Вследствие этого внимание больного привлекается только тогда, когда уже пропущено время для всякого лечения. То же можно сказать относительно сифилитическихпоражений, могущих грозить здоровью и жизни. Поражения эти не сопровождаются болезненными ощущениями, чем отличаются от простого шанкра, болезни сравнительно очень безобидной, однако вызывающей сильные боли. 

Для выполнения той роли, которую приписывает ей Нордау, боль должна была бы обнаружиться во всех случаях опасности, не достигая, однако, степеней, столь часто нестерпимых. 

160 

Но из страданий, ощущаемых людьми, прошедшими все три стадии иллюзий, самые злейшие не те, которые вызываются физическими болями. Как было уже несколько раз упомянуто, наибольшее страдание доставляет противоречие между жизненным инстинктом и неизбежностью полного уничтожения. Сам Макс Нордау соглашается с тем, что "мысль о прекращении нашего сознания, об уничтожении нашего "я" - ужасна" (стр. 100). И тем не менее он думает, что "мы так счастливо организованы, что с легким сердцем примиряемся с тем, что действительно вполне неизбежно, и не терзаемся этим" (стр. 102). Но утверждение это не согласуется с хорошо установленными фактами, изложенными нами в 6-й главе. Наоборот, за немногими исключениями, человек неохотно мирится с перспективой смерти. Так бывает часто даже в тех случаях, когда он погружен еще в какую-нибудь степень иллюзии. Всего чаще человек, желающий жить, не только испытывает чувство отвращения к смерти, но она представляется ему чем-то совершенно противным нормальному ходу явлений. 


Страница 7 из 11:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   Вперед